Previous Entry Share Next Entry
Иван Грозный
isai_fomich

На последнем киноклубе мы посмотрели этот замечательный фильм Эйзенштейна.
В последнее время Ивана IV начали активно обсуждать. Очевидно, что толчком к этому стало открытие памятника этому царю в Орле. Надо сказать, что это в принципе первый памятник Грозному на территории России. Так что грех было бы не посмотреть фильм на эту тему. Лента снималась во время Великой Отечественной войны, и это не просто художественный фильм или агитка, но целое исследование, попытка понять мысли первого русского царя. Несколько необычно было смотреть произведение Эйзенштейна. Дело в том, что на киноклубе мы в основном смотрели фильмы киностудии Довженко. Согласно, Тарковскому Довженко и Эйзенштейн олицетворяют собой два подхода к кино. Для Эйзенштейна кино было синтетическим искусством, в то время как для Довженко это кино было вполне самостоятельным направлением. Поэтому когда знакомишься с подходом Эйзенштейна, ощущение, что погружаешься в холодную воду. Статичные крупные планы людей, как будто взятые из немого кино. Царь показан патриотом, желающим укрепить и расширить Россию. Очевидны в фильме аллюзии на Сталина. Мощный лидер, который начал окружать себя людьми из простого народа (пролетариатом) против изменников бояр (буржуи). Но Эйзенштейн не снимал простую агитку, в фильме присутствует особая эстетика и глубина. Бояре, противостоящие царю, показаны алчными, готовыми ради личных интересов пойти на сговор с врагами России. По сути так и было, ведь после смерти Грозного элитарии того времени (бояре, опричники) перегрызлись между собой, что стало причиной Смутного времени. Не договорившись с боярами, царь привлекает простых людей, преданных Родине, и создает из них себе опору - опричнину. Но царь их не воспринимал как друзей, только как инструмент для проведения своей воли, отсюда его одиночество.
В общем, смотреть ленту довольно тяжело, но это того стоит.

Наш киноклуб собирается каждую неделю по субботам в 15:00 в Новосибирской юношеской библиотеке (Новосибирск, Красный проспект, 26)

  • 1
Мы этот фильм тоже перед летней школой посмотрели и обсудили.


С непревзойденной силой это описал Сергей Эйзенштейн в фильме «Иван Грозный». И мне кажется, что до сих пор никто не осознал смысл длинного и декоративного танца с личиной, в котором Грозный смотрит на скоморошье представление, затеянное опричниками. «Как во городе было во Казани, Грозный царь пировал да веселился». Грозный видит в скоморошьей личине свою игровую трансфеноменальную маску. Молодой царь входит в элитную игру. «Мамка, это грозный царь языческий?» спрашивает наивный статист этого зрелища. И вскоре царь соглашается: «Да, это я». Он надевает на себя трансфеноменальную маску. При этом он отказывается от борьбы в пользу элитной игры. Он не хватает меч и не кричит «стража!». Он переодевает своего ближайшего родственника и позволяет его матери убить сына, приняв сына за ненавидимого царя. То есть начинает вести элитную игру. И он будет вести ее до конца жизни.

Эйзенштейн показал в этой сцене некую элитную правду другому элитному игроку — Иосифу Сталину. А Сталин хотел всего лишь мифа — доброй сказки о сильном царе и хороших опричниках. Он увидел в фильме другое. Долго держал автора в муках неизвестности относительно своего решения, но в итоге фильм не запретил. Потому что ему была столь же желанна, сколь и тягостна правда о своем элитном двойнике — своей трансфеноменальной игровой сущности.

Без этой правды крупный политик мертв. Хуже, чем мертв. Он именно фигура в полном смысле этого слова. Не отрефлексировав ситуацию (рефлексия… рефлектор… отражение… зеркало… двойник), человек становится рабом Игры. Войдя в элиту, он не может отказаться от Игры, и тогда не он играет — играют им самим. Хорошо, если он лишь только собой оплатит победу и поражение. А если за его поражение заплатит народ? Имеет ли он в этом случае право отказаться от элитной рефлексии? То есть от встречи со своей трансфеноменальной элитной маской?

Можно победить и при этом проиграть. Сталин победил в величайшей из мировых войн. Но он не сумел выиграть Игру. Горбачев радостно уселся за стол мировой Игры — и проиграл ее вдребезги. Платим все мы. Ельцин просто залез под этот стол. Путин… Медведев… Что могут сделать они в условиях, когда напряженность Игры наращивается стремительно как никогда? И имеют ли право интеллектуалы, посвятившие жизнь пониманию Игры и ее законов, не высветить все темные закоулки игрового лабиринта? Кто они тогда такие и зачем занимались Игрой? Ведь не ради удовольствия! Не в бисер же играют, а в судьбы народов, целых цивилизаций и культур.

Это отрывок из книги Качели.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account